Через полчаса — с переполненными животами и слипающимися веками — мы уже растянулись на замшелых хозяйских диванах.

Надж тихонько постанывает:

— Ой, тяжело, ой, переела…

Десять минут отдохнем, переварим и полегчает, — авторитетно заявляет Клык, поудобнее пристраивая свои длинные ноги на спинке дивана.

— Сейчас, сейчас встаю, — бормочу я про себя. — Сейчас, Ангел. Еще минуточка, и мы уже…

Давай выбросим все их барахло в каньон. — Игги рассерженно хлопает дверьми по всему дому.

Оставить его, Игги, сидеть на печи слепым домашним котенком, а самим улететь — этого он им никогда не простит!

Чтоб и духу их здесь не осталось! Через окно в коридоре, кажись, даже кровати их пролезут.

Давай! Или сожжем, — вторит ему Газман с не меньшим запалом. — У меня прямо в голове не укладывается, как это я должен дома сидеть, когда кто-то другой мою сеструху из беды выручает.

Злобным пинком он поддал под диван красную поношенную кроссовку.

Обезлюдевший дом стал слишком гулким, слишком тихим и слишком пустым. Газ поймал себя на том, что прислушивается в надежде услышать, как Ангел ласково разговаривает со своими куклами или тихонько напевает тоненьким голосом. Он тяжело вздохнул. Ангел — его сестра, и он за нее в ответе.

Механически Газман достал горсть кукурузных хлопьев из стоящего на прилавке пакета и так же механически отправил их в рот. И вдруг, точно впервые ясно увидев и прилавок, и хлопья, и саму кухню, хорошенько размахнулся и запустил всю пачку в стену.


5024025344098394.html
5024056832536192.html
    PR.RU™